ma-g.su
Магия любви, привороты, отвороты, заговоры, приметы, фен-шуй, значение имени, отношения, психология, гадания, таро, руны и многое другое.

Портрет Екатерины Филипповны Татариновой

Портрет Екатерины Филипповны Татариновой. Сектанты у престола при Александре I.

С 17 века, а возможно и раньше, на территории России существовали не имеющие отношения к православию секты, которые некоторые ошибочно относят к старообрядчеству.

Происхождение этих учений и время их появления неизвестны. По той причине, что они всегда подвергались гонениям со стороны официальной религии и официальной власти, и были организациями тайными.

Но влияние их в отдельные периоды нашей истории было достаточно сильным, так что не замечать их воздействия было попросту невозможно.

Вообще, насаждаемая сегодня версия о благообразном дореволюционном прошлом РПЦ, монолитно владеющей умами и душами наших предков не имеет под собой обоснования. РПЦ была официальной идеологией Российской империи, но ей приходилось существовать в постоянной борьбе с иными религиозными формами, которые имели огромное распространение в народе.

Сюда относятся как многочисленные старообрядческие толки и согласия, так и разнообразные секты вообще не имеющие корней в православии и скорее всего представляющие собой некие христианизированные формы древних языческих культов. В 20 веке все они преимущественно были уничтожены, так что нынешнее возрождение православия происходит на зачищенном месте, но это не значит, что такая ситуация была до Октябрьской революции 1917 года.

Одним из самых известных проявлений силы этих подпольных вероучений было влияние хлыста Григория Распутина при дворе последнего российского императора, а так же, провозглашение в это же царствование святым Серафима Саровского, вопреки противодействию Синода, который даже на иконах изображается с лестовкой в руках.

Увлечение неправославными идеями было характерно не только для семьи Николая II, но и для императора Александра I, о котором не на пустом месте возникали слухи то о его принадлежности к скопцам, то о его уходе в старцы. Император увлекался разного рода мистическими учениями — и они пышно расцвели в империи во время его правления.

Это проявилось не в умонастроениях народа, в котором и без того все эти учения цвели махровым цветом, а в их проникновении в высшие слои общества. Хлысты, скопцы, староверы вышли из подполья в александровскую эпоху и стали популярны среди знати настолько, что и сам император ездил общаться, к примеру, с лидером скопцов Селивановым, и на балах вместе с мазуркой отплясывали под модные песнопения из радений сектантов.

Я уже не говорю о масонстве, которое поголовно владело умами всех, кто относил себя тогда к мыслящим людям империи.

То есть картина была довольно мозаичной и ни о какой фактической монополии православия в умах в стародавние времена говорить нельзя.

Одной из влиятельных, многочисленных и богатых сект, издавна существовавших в России были хлысты, а с конца 18 века еще и отпочковавшиеся от них скопцы.

В царствование Александра 1 мода на них стала знаком эпохи, и проникла даже во дворец. Одной из проводниц стала героиня нашего заглавного портрета — Екатерина Филипповна Татаринова (1783 — 1856 гг.)

Портрет Екатерины Филипповны Татариновой

Портретов ее не сохранилось, несмотря на то, что в ее ближний круг входил художник Боровиковский, который рисовал ее множество раз. Увы.

Обстоятельства не пощадили этих картин. Такие картины ее последователи использовали в качестве икон — возможно поэтому они были в свое время уничтожены.

Мы видим изображения Татариновой на тех единичных, которые сохранились до нашего времени.

Екатерина Татаринова, в девичестве — Буксгевден родилась в семье Филиппа фон Буксгевден и Екатерины Михайловны Мальтиц. Как можно понять по именам ее родителей — они были немцами.

Отец ее был чиновником, а мать — особой приближенной к императорскому дворцу. Она сперва была фрейлиной одной из дочерей Павла 1, а затем — няней одной из дочерей Александра 1. Положение матери, собственно, и облегчило Екатерине впоследствии проникновение со своим учением в высший свет Петербурга.

Начало жизни у девушки было вполне стандартное. Сперва она росла в родительском доме.

Потом — была отправлена в Смольный институт благородных девиц, который закончила в 1803 году и стала жить с матерью, имевшей квартиру в Михайловском замке, согласно своему положению при дворе. Екатерина была хорошенькая, и могла сделать выгодную партию, но предпочла брак по любви с ничем не примечательным офицером Иваном Михайловичем Татариновым.

Муж ее был боевым офицером в действующей армии, и за годы супружества она много скиталась вместе с ним по гарнизонам. Наконец, после полученных в сражениях ран он, в 1814 году, вышел в отставку и отбыл в Рязань, где у него было небольшое имение, и где он умер в 1815 году.

А вот Екатерина с ним туда не поехала. Она предпочла вернуться к матери, в Михайловский замок.

Отношения между супругами, как можно догадаться, были уже никакие. Основных причин тому было две.

Первая — смерть вскоре после рождения их единственного сына. А вторая — нежелание Екатерины жить супружеской жизнью, что вызывало непонимание и раздражение у ее мужа.

Она же считала, что такое состояние открывает высоты духовной жизни и только оно может сделать человека счастливым.

Разъехавшись с мужем и похоронив сына, Екатерина Филипповна стала искать утешение в религии. Сперва она, лютеранка по вероисповеданию своих предков, начала ездить по православным монастырям в поисках старца, который дал бы ей ответы на накопившиеся вопросы.

Потом прониклась учением хлыстов и скопцов, хотя последние казались ей несколько категоричными.

Она посещает их радения, читает их литературу, поет их песни. Здесь она чувствует себя больше в своей среде и даже пишет в своем дневнике: . О счастье быть нам вместе христовою невестой среди сестер и братьев непорочного зачатия.

О как легко, легко, легко, и горе далеко. И позади сомнения, тоска и суеверия. .

И вот однажды, по ее признанию, во время радения что то случилось — и она почувствовала, что на нее снизошел дар пророчества.

Следующий ее шаг нелогичен, и вызывает недоумение. Найдя себя в учении хлыстов, она вдруг в 1817 году принимает православие.

Впоследствии ничего из ее деятельности и умонастроя никаким боком никогда не имело с православием ничего общего — но факт остается фактом — перед тем как основать собственный «корабль» (так назывались общины хлыстов и скопцов), она крестится в православную веру.

После этого Татаринова формирует собственное братство, которое собирается под сводами Михайловского замка и объединяет самых разных людей.

Братство это современники относили к одному из бесчисленных видов хлыстовства. А православные относили все эти направления к открытой бесовщине — поскольку общим обрядом, объединяющим всех сектантов были пляски с верчением, что напрямую ассоциировалось у приверженцев православной церкви с плясками бесов, которые, как известно, любят кружить.

Итак — кто входил в состав общества, созданного Татариновой, во что они верили и чем занимались. И как вообще ей удалось сплотить вокруг себя столько разных людей?

Начнем с последнего.

Все, кто общался лично с Екатериной попадали под чарующее обаяние ее личности. Она была человеком исключительной доброты.

Помогала сиротам, нищим. Когда она разговаривала с человеком — он настолько проникался к ней симпатией, что верил буквально каждому ее слову.

Это реально был удивительный дар, схожий с гипнотическим.

Кроме того — она ничего не требовала от своих последователей. Ее деятельность была совершенно бескорыстной.

Она стремилась помогать людям, и совершенно искренне верила в то, что несла им добро и спасение.

Александр 1 находился под обаянием ее личности настолько, что никогда не слушал никаких сплетен или наветов об этой женщине.

Портрет Екатерины Филипповны Татариновой

Она дружила с его супругой, которая приглашала Екатерину на обеды с многочасовыми беседами. Она входила в транс, и через него с царской четой связывалась Богородица, давая им ответы на их вопросы и советы.

По преданию именно она натолкнула Александра, вообще настроенного очень мистически, на мысль оставить престол и уйти в старцы. Мы легкомысленно отвергаем эту версию жизни царя, но по сути, ничего не знаем ни о нем, ни о его характере, ни о его наклонностях, предпочитая знакомые штампы и стереотипы поведения знанию о непонятных нам поступках более сложных личностей.

Я не говорю, что так было, но я не взяла бы на себя смелость категорично отрицать того, что так могло бы быть.

В ее общество входили самые разные люди. Первыми ее последователями были ее родственники — мать, брат, брат ее мужа.

Затем круг лиц расширился. Там были высшие офицеры, чины двора, государственные сановники, игумены монастырей, знаменитые живописцы (тот же Владимир Боровиковский), генералы, миллионеры, князья, музыканты.

В частности, музыкант кадетского корпуса Никита Федоров ( Никитушка ), по своему пророческому дару игравший такую видную роль в обществе, что оно называлась иногда Никито-Татариновским.

Все эти люди свято верили каждому ее слову и эта вера подкреплялась теми исцелениями ран душевных и телесных, которые они получали в ходе участия в мистических обрядах.

Например, одним из участников общества был славный генерал Головин

Портрет Екатерины Филипповны Татариновой

Почитателем Татариновой был он сам, его жена и их дети. Головин сильно болел и у него было тяжело на душе из за связи с горничной, которую он никак не мог прервать.

Он стал посещать собрания.

Его смущали пляски, которые там устраивались, но в своих дневниках он рассуждал, что по сути — это древнейшие обряды, отраженные еще в библейских книгах. Так вот, Головин желая излечиться от мучивших его недугов души и тела принимал активное участие в бдениях.

В частности, за 5 часов одного такого транса он положил 5000 поклонов — и это ему помогло!

После чудесного избавления от мучений стоит ли говорить, что он до конца своих дней был последователем Татариновой!

Другим ее другом и заступником, а так же верным последователем был князь Голицын, который верил в прорицания пророков, говоривших устами Татариновой. Здесь только обращаю внимание на его должности, в которых фигурируют такие слова как Синод и Народное просвещение.

Портрет Екатерины Филипповны Татариновой

Некто секретарь Библейского комитета В. Попов — настолько проникся ее учением, что привел в общество и трех своих дочерей. Одна их них никак не хотела принимать участия в таинствах — в итоге отец стал ее регулярно за это избивать, ставя свою веру выше благополучия родного ребенка.

Известные священники бывали на ее собраниях и умилялись происходящему там.

В общем, Татариновой удалось сплотить вокруг себя в том числе и тех, кто по роду деятельности и долгу службы никак не мог быть ее последователем. Но и эти люди поддались силе ее убеждения.

Мы подходим к главному — что же происходило на собраниях общества?

Татаринова краеугольным камнем своего учения сделал коллективный транс и пророчества, которые снисходили на участников этого транса.

Она не взяла из учения хлыстов и скопцов ничего, из, собственно, самих учений. Но заимствовала их обряды.

А конкретно — радения. Песни и пляски хлыстов, вхождение в состояние транса, пророчества в этом состоянии и исступленное поведение участников — в сопровождении особенного антуража — в частности — икон с изображением Татариновой по всем стенам, которые были написаны Боровиковским — вот суть того, что она предлагала своим почитателям.

Все они были уверены, что в состоянии транса на них как на пророков Библии снисходит Святой Дух, или происходит их соединение с Христом или Богородицей.

То есть любой мог в ходе совместных обрядов молитвами и верчением соединиться со святым духом и стать пророком.

Откровенно говоря, такой способ пророчеств использовали еще пифии в Древней Греции. В средние века им вполне успешно пользовались тамплиеры.

Он был распространен среди русских крестьян — хлыстов, и вот Татаринова тоже взяла его на вооружение.

Екатерина Филипповна днем вела вполне обычную светскую жизнь — но все интересное начиналось ближе к ночи. К Михайловскому дворцу съезжались кареты с разодетыми как на бал дамами и господами.

Они заходили внутрь, некоторое время общались, но ближе к полуночи все менялось. Дамы переодевались в белые рубахи, мужчины становились вдоль стен, в центре зала ставили кресло, на которое садилась Татаринова.

Ровно в полночь мужчины начинали петь особые песнопения, заимствованные у хлыстов и скопцов.

Женщины — босые, в белых рубахах начинали исступленно кружиться, наподобие юлы. Мужчины пели и отбивали ритм.

Женщины вертелись все быстрее.

Постепенно все участники входили в состояние экстаза. Потом на кого то из них, как они говорили, накатывал Святой Дух и он начинал пророчествовать.

Пророк подходил к каждому участнику и говорил ему его будущее, или будущее его близких.

Чаще всех пророчествовали сама Татаринова, Никитушка и некая Лукерья. Пророчества произносились быстро и были довольно бессвязны.

Но люди улавливали в них глубокие истины.

По преданию, Татаринова предсказала таким образом восстание декабристов и восстание в Польше. Не говоря о многочисленных менее значимых для государства событиях.

В 1822 году указом императора в стране были запрещены все тайные общества. На кружке Татариновой этот указ не отразился никак.

Единственно, в этом же году Михайловский замок был переоборудован и ей пришлось перенести радения сперва на свою квартиру, а в 1825 году — за город.

Там силами последователей были куплены три большие дачи и основано поселение сектантов.

Они спокойно жили и радели до 1837 года, когда уже новому императору Николаю 1, человеку от мистики принципиально далекому, лег на стол донос о процветании тайной секты под самым носом у столичных властей. Донос был явно написан человеком церковным.

По нему была отправлены полиция в указанное место и арестовано несколько десятков адептов секты вместе с самой Татариновой. Все их имущество, в том числе мистические картины Боровиковского — описано, и конфисковано.

Пойманных сектантов частично оставили под надзором полиции, а частично разослали по монастырям — на покаяние.

В число последних попала и сама Татаринова.

10 лет она провела в монастыре, и только в 1847 году письменно отказалась от своих взглядов. После этого ее выпустили и через год разрешили жить в столицах.

Она поселилась у детей своего верного последователя — генерала Головина. Умерла через 8 лет, больше никогда не возвращаясь ни к радениям, ни к пророчествам.

Любопытно, что эта женщина, оказывавшая при Александре 1 огромное влияние на высший свет руководство страны, в наше время практически совсем не известна.

Комментарии закрыты.