ma-g.su
Магия любви, привороты, отвороты, заговоры, приметы, фен-шуй, значение имени, отношения, психология, гадания, таро, руны и многое другое.

Портрет графини Екатерины Головкиной

Портрет графини Екатерины Головкиной. Почему она возила с собой мертвого мужа?

Портрет этой замечательной женщины будет словесным, поскольку ее изображений, увы, не сохранилось.

А в заглавии размещен портрет ее супруга, Михаила Гавриловича, ради которого наша героиня подвергла себя ужасным жизненным испытаниям.

Екатерина Ивановна Головкина, урожденная княжна Ромодановская (1701 — 1791 гг.) происходила из очень древнего и знатного рода, восходящего к Рюриковичам. Ее отец был последним представителем княжеского рода Ромодановских, и прямым потомком Рюрика в 24 колене, но их древний род угас вместе с его кончиной в 1730 году.

Дедом княжны являлся ближайший и доверенный сподвижник Петра 1, Князь-«кесарь» Фёдор Юрьевич Ромодановский (ок. 1640 — 1717 гг.), человек, который с рождения по положению своих предков был близок царскому двору, и которому Петр доверял абсолютно.

Князь был свирепого нрава и любитель выпить, но Петру был предан как верный пес.

Портрет графини Екатерины Головкиной

Федор Юрьевич заведовал в том числе Преображенским приказом, который занимался розыском по политическим преступлением, и застенки которого были самым страшным местом петровского времени.

Несмотря на такое приближенное положение к Петру, Федор Юрьевич в быту не отступал от старых дедовских обычаев, и установки эти полностью привил своим детям. Он был единственным человеком, среди сподвижников Петра, которому удавалось это делать практически открыто.

Так же он отрицательно отнесся к женитьбе Петра на Екатерине и отказался вести ее к алтарю, о чем его попросил Петр.

Это было вызвано, во — первых, презрением к безродной выскочке, а во вторых тем, что одна из дочерей Ромодановского была замужем за родным братом первой жены Петра — Евдокии Лопухиной — Авраамом. Позже Авраам был подвергнут пыткам и казнен по делу царевича Алексея, своего племянника, которого, естественно, поддерживал.

Единственный сын Федора Юрьевича — Иван, отец нашей героини, после его смерти получил те же должности и успел сделать отличную карьеру. Он традиционно породнился с царской семьей — в частности, его жена — мать Екатерины, была родной сестрой царицы Прасковьи — супруги царя Ивана 5, брата и соправителя Петра 1. Стало быть сама Екатерина была племянницей царицы Прасковьи и двоюродной сестрой императрицы Анны Иоанновны.

Чтобы во всем этом разобраться — загляните на мой канал и почитайте этот пост (не пугайтесь — там интересно)):

Иван Федорович тоже в устройстве своего домашнего мира не отказался от древних обычаев, и его единственная дочь Екатерина воспитывалась практически в древнерусской обстановке. В частности,это подразумевало полное повиновение младших старшим, жены — мужу, и очень сильную взаимную связь и привязанность членов семьи друг к другу.

Одновременно, княжну, как единственного ребенка и последнего отпрыска древнего рода, растили в большой любви и нежности.

Деталей ее ранней жизни мы не знаем. Впервые она появилась на горизонте 8 апреля 1722 года, на собственной свадьбе . Естественно, там присутствовал царь Петр, который проявлял большею активность в этом мероприятии, поскольку лично взялся его проводить.

На свадьбу была приглашена вся знать. Петр руководил свадебной процессией верхом на великолепном гнедом коне.

Невеста ехала в карете, запряженной шестеркой лошадей. Посаженным отцом был князь Меншиков.

Посаженной матерью — императрица Екатерина 1. Венец невесты от обилия бриллиантов был таким тяжелым, что его так и не опустили на ее голову — но все время носили над ней.

После венчания, Петр лично рассаживал гостей за столами. Лично произносил тосты — и даже забыл поесть — Екатерина 1, заметив это послала ему со слугой жареного голубя, и он съел его стоя, отойдя в уголок.)

Но кто же был счастливым супругом Екатерины Ромодановской?

Сын другого сподвижника Петра — всесильного канцлера Гавриила Ивановича Головкина (1660 — 1734 гг) , по совместительству — троюродного брата матери самого Петра 1.

Портрет графини Екатерины Головкиной

Сына звали Михаил Гаврилович Головкин — и вот вам еще один его портрет:

Портрет графини Екатерины Головкиной

Он учился за границей, согласно обычаю того времени, и явно готовился к государственной службе в высших, так сказать, эшелонах власти.

Екатерина Ромодановская была самой завидной невестой того времени — она была единственной наследницей богатейшего, древнейшего и влиятельнейшего рода. Головкины в этом смысле были намного скромнее.

Кто был инициатором этой свадьбы сложно предполагать, как и то, было ли между молодыми какое то чувство. Но скорее всего это был брак по расчету и инициатива его заключения именно в такой комплектации вряд ли обошлась без Петра 1.

Деталей семейной жизни молодых мы не знаем. Но знаем как складывалась внешняя сторона их жизни.

И это было процветание, которое достигло своего пика при правлении потомков Ивана 5 и Прасковьи — императрицы Анны Иоанновны и Анны Леопольдовны.

Граф Головкин сделал в это время блестящую карьеру — он дослужился до вице — канцлера, и стал одним из самых могущественных людей в государстве.

Супруга его, графиня Екатерина Головкина сделала такую же блестящую придворную карьеру. Она постоянно находилась при Анне Иоанновне, и в звании статс — дамы присутствовала на всех балах, обедах и аудиенциях.

Вернее будет сказать немного иначе — благодаря родственным связям и блестящей придворной карьере Екатерины, а так же поддержке своего отца — умудренного в разного рода интригах, очень удачно сложилась карьера Михаила. Но в итоге оба супруга пользовались огромным доверием своих царственных родственниц.

Дом их в Петербурге был настоящей сокровищницей. Супруги обустроили его со всей мыслимой роскошью, которую им позволяли их практически неограниченные средства.

Здесь были и стены, сплошь покрытые обоями из дорогих гобеленов, и персидские ковры на всех полах, и огромные венецианские зеркала, и грандиозные люстры из цветного хрусталя.

И здесь с боярским размахом любили они встречать многочисленных гостей.

Закончилось все внезапно.

Михаил Гаврилович, чувствуя в воздухе приближение грозы, в одном из писем посоветовал Анне Леопольдовне объявить себя императрицей, и отправить Елизавету Петровну, дочь Петра 1 в монастырь, пока не поздно. Однако — было уже поздно.

Елизавета в результате переворота села на престол, а об этом письме узнала. И всесильный граф Головкин не только разом лишился всех должностей, но и чуть было не остался без головы.

Его, вместе с другими заговорщиками против Елизаветы уже подвели к эшафоту, вокруг которого собралась толпа зрителей, и в последний момент всем объявили, что казнь заменяется им вечной ссылкой. Женам разрешалось, если они того захотят, следовать за своими мужьями.

Имущество Головкиных конфисковали. Званий лишили.

Но когда Екатерина Ивановна стала собираться в ссылку вместе со своим мужем, который был совершенно раздавлен всеми этими событиями, Елизавета прислала ей сообщить, что она в преступлениях супруга не виновата — и все ее звания и имущества ей остаются, и она может пользоваться ими беспрепятственно. Головкина на это ответила: . Я любила своего мужа в счастье, люблю его и в несчастье и одной милости прошу, чтобы с ним быть неразлучно.

Так она сделала свой выбор, не сумев бросить своего супруга в беде.

Им разрешили с собой взять 6 слуг и предметы первой необходимости. Бывшая графиня заехала в крепость за мужем, впервые увидев его после ареста — он был слаб, худ и весь зарос бородой и длинными волосами.

Он бросился к ней и стал целовать ее руки и плакать. Идти сам он не мог — его вынесли и положили в сани.

Екатерина села рядом. Так, под конвоем, они начали свой путь в сибирскую ссылку.

До назначенного места они добирались два года. Последнюю часть пути пришлось проделать уже перемещаясь на собачьих упряжках.

Это была Якутия. Суровый и тогда дикий край.

Там их посадили под караул, и никуда, кроме церкви не разрешали выходить, и к ним тоже никого не пускали.

Но со временем появились некоторые послабления. Графу в сопровождении 2 солдат разрешили гулять по окрестностям, и он пристрастился к рыбалке.

Здоровье его, подорванное всеми ударами судьбы и условиями жизни постепенно восстанавливалось, благодаря заботам супруги. 14 лет провели они в убогой хижине, под неусыпным контролем, на краю мира.

За эти годы иногда вспыхивала в Михаиле Гавриловиче надежда, что все еще переменится к лучшему в его жизни, поскольку он был еще не стар.

Но. Этим надеждам не суждено было сбыться.

Михаил Головкин умер.

Супруга похоронила его в сенях их хижины. Эти сени она после этого оборудовала как домашних храм, насколько это позволяли условия, и находилась там и днями и ночами, читая при свете лампады, в которую был залит рыбий жир, молитвы над его могилой.

А когда, при воцарении Екатерины 2 о ней вспомнили и разыскали, и разрешили вернуться в Москву, она выкопала останки мужа, облила их воском и повезла через всю страну обратно, на родину. В Москве она похоронила его в Георгиевском монастыре, в котором и сама поселилась.

Екатерина 2 пожаловала ей богатое содержание, которое Головкина тратила на благотворительность. .

Она жила с величавой простотой древних бояр и принимала во всякое время всех, кто желал её видеть; и все шли к ней, как на поклонение национальной святыне.

писал современник.

Прожила графиня 91 год.

В сети повсеместно предлагается этот портрет, как портрет нашей героини. Размещаю его здесь, но мне кажется, что это не она.

Портрет художника Луи Токке был написан в 1757 году. Нашей героине в это время было 56 лет.

При этом, она буквально только что вернулась в Москву после всего пережитого и поселилась в монастыре.

У дамы на портрете для всего этого слишком юный и цветущий вид. Но — размещаю здесь это изображение для очистки совести — история портрета мне не известна — а вдруг он написан задним числом?

Комментарии закрыты.