ma-g.su
Магия любви, привороты, отвороты, заговоры, приметы, фен-шуй, значение имени, отношения, психология, гадания, таро, руны и многое другое.

Портрет сказочной Мертвой царевны

Портрет сказочной Мертвой царевны. Обычай воздушных погребений в основе сказки Пушкина.

Как то читала статью о Саратовской области, в которой упомянуты были местные дремучие леса, и обычай, присущий финно-угорским народам с глубокой древности, и, в этих местах, частично, до конца 19 века сохранившийся — обычай погребения на деревьях .

Тема показалась очень интересной, тем более, что лично по этим лесам ходила — так и решила подробнее ее изучить.

Более детальное ознакомление с вопросом, надо сказать, энтузиазма поубавило, ибо тематика не из самых приятных и позитивных, но — никуда не денешься — погребальный обряд — неотъемлемая часть жизни, а такие его формы, имевшие место в Центральном Поволжье, лично для меня стали открытием.

Сразу скажу — что не замахиваюсь в рамках небольшой статьи на описание всего комплекса погребальных обрядов, сохранившихся у мордвы с языческих времен — но скажу лишь о самом любопытном, на мой взгляд обычае, отголоски которого прослеживаются в местных преданиях.

Погребения на деревьях, относятся к так называемым воздушным погребениям , и, надо заметить — распространен такой способ пристраивать останки усопшего был достаточно широко географически, охватив совершенно разные регионы: Кавказ, Сибирь, Центральную Азию, Северную Америку, Дальний Восток. Отдельные народы, в перечисленных краях проживающие, по разным причинам, долго такого обычая придерживались, будоража воображения соседей и засеяв почву для многих сказок и легенд.

Как пример — можно вспомнить строки А.С. Пушкина,

. Под горою темный вход.

Он туда скорей идет.

Перед ним, во мгле печальной,

Гроб качается хрустальный,

И в хрустальном гробе том

Спит царевна вечным сном.

Сюжет не был порожден богатым воображением поэта — но целиком заимствован им из народных сказок, в детстве на ночь рассказанных разносторонней Ариной Родионовной. Сохранилась изначальная запись Александра Сергеевича с такими деталями похорон усопшей царевны, как «. Братья хоронят ее в гробнице, натянутой золотыми цепями к двум соснам. Царевич влюбляется в ее труп, и проч. «

И помимо Арины Родионовны, были рассказчики многочисленных вариантов этой и аналогичных сказок, сюжет которых описывает погребение на деревьях. Другой пример — Великорусские сказки в записях И. А. Худякова, одна из них — под названием Падчерица, говорит о некоей изничтоженной происками недоброжелателей красавице, которая надела подаренную злодеями рубашку и упала мертвая.

После чего разбойники — ее названные братья, хоронят ее в хрустальном гробу, привязанном серебряными цепями к дубу в лесу. «Подвесили гроб на дуб , прикрепили довольно крепко, чтобы ветром не снесло», детализировал события исследователю Худякову рассказчик, житель рязанской деревни Жолчино.

Среди ученых мужей бытуют разные умозаключения о происхождении обычаев подвешивать покойников на деревья.

Одни считают, что в основе лежит вера в то, что сами души умерших таким образом перевоплощаются в деревья.

Другие пытаются провести логическую цепочку от воззрения на деревья как на божества плодовитости, из которых произошли все существа, бытующего у некоторых народов. Стало быть, раз люди порождены деревьями, то и хоронить их надо среди них.

Третьи ученые склоняются к версии, что захоронение на дереве вызвано тем, что в соответствие с языческими верованиями, душа покойника принимает образ птицы и ей легче навещать свое прежнее местопребывание, если его тело помещено на дереве или специальном помосте.

Возможно, что и у мордвы какие-то из этих представлений напрямую вызвали к жизни странный обычай — точно мы этого уже не узнаем.

Но вот отголоски самого обычая — прослеживаются.

Образ Великого Дерева — и поклонение деревьям, существовали у мордвы, и были неотъемлемой частью мордовской мифологии. Дерево (Великое Дерево, Мировое дерево) было воплощением мироздания.

Оно соединяло небо и землю. Оно было символом плодородия.

На его ветвях собирались боги, чтобы решать важные вопросы жизни людей и вселенной. Первый человек, согласно мордовским мифам, произошел из древесного пня.

Великому дереву — священному дереву, которое узнавали по пышной кроне, могучему стволу и глубоким корням, молились и приносили жертвы.

Описывая моления пензенской мордвы, исследователь Б.Т. Евсеев отмечает большое значение культа священных деревьев у мордвы еще в 19 в. Крещеный лишь в конце 17 в., этот народ оставался в значительной степени языческим.

Древний культ был так силен, что христианское духовенство было вынуждено с ним мириться и нередко строить церковь в непосредственной близости от священного дерева. Помолившись в церкви новому богу, мордва выходила и начинала молиться у какой-нибудь своей священной липы, принося ей жертвы.

И православный священник вынужден был освящать эти моления у липы или ручья своих прихожан.

До сих пор, перед смертью, в некоторых деревнях, умирающие просят отвезти их в лес, чтобы попросить прощения у богов за то, что иногда без надобности ломали деревья.

Портрет сказочной Мертвой царевны

Здесь надо вот что упомянуть, в тему углубляясь. Самих подвешенных к деревьям гробов в Поволжье, давно никто не видел.

НО ЕСТЬ ПОДОЗРЕНИЯ, что они встречались здесь раньше.

Подозрения эти, к слову — не на пустом месте родились — а из изучения во-первых, местного фольклорного наследия, а во-вторых — археологических данных. Правда, данные эти относятся к тому периоду, когда самих нынешних финно -угорских народов — мордвы и марийцев, как таковых, еще не существовало.

А проживали в этих местах их предки, относящиеся к так называемой городецкой археологической культуре.

Культура эта, помимо прочего интересна тем, что городищ, к ней принадлежащих, найдено десятки, а могильников — ни одного. Что ведет к закономерному выводу: в земле своих покойников представители этой культуры не хоронили.

В более поздний период — в 10 веке, арабский путешественник Ибн Фадлан, посетивший Поволжье, оставил первое письменное описание воздушного способа погребения, бытовавшего у местных народов (принято считать, что речь идет о мордве): «Делают для него (покойного) ящик из дерева хаданга (белый тополь), кладут его внутрь него, заколачивают его над ним и кладут вместе с ним три лепешки и кружку с водой. Они ставят для него три куска дерева наподобие дышел, подвешивают его между ними и говорят: «Мы помещаем его между небом и землей, его постигнет дождь и солнце… И он остается подвешенным, пока не износит его время и не развеют ветры».

Как фольклорный пример, можно привести известную мордовскую сказку Дуболго Пичай. Описываются там следующие леденящие душу подробности:

. Извели Дуболго Пичай невестки и велели своим мужьям, ее братьям, похоронить ее. Сделали они из какого-то негниющего дерева гроб, положили в него сестрицу свою Дуболго Пичай.

Отвезли ее в какой-то большой лес, где три дороги сходятся. Подставили подставки, на них положили гроб.

На подставки возле гроба поставили наполненные пшеницей лукошки.

Другой пример — народная песня Луша — Лушенька, в которой имеются такие слова, произнесенные дувушкой перед смертью — явно не по причине болезненно развитой фантазии:

. Не хороните меня, матушка, на кладбище,

Похороните меня, матушка, около большой дороги.

Около большой дороги, на старом дубе..

В целом, способов захоронения в воздухе, если опираться на местные предания, было несколько:

— размещение покойника в развилке дерева,

— подвешивание его к ветвям дерева,

— использование специальных деревянных помостов, на которых размещали останки,

— не исключается, что младенцев, в какой-то период древности, могли хоронить в дуплах деревьев, как это принято и у некоторых других народов с аналогичными обычаями.

Помимо данных археологии и фольклора — и сохранившиеся местами обычаи вполне убедительно свидетельствуют о реальности существования у мордвы воздушных захоронений.

К примеру, в 19 веке был зафиксирован учеными обряд у эрзи сел Сабаево и Давыдово в Кочкуровском районе Мордовии. Там умерших зимой или ранней весной хоронили в лесу, однако вместо традиционного погребения в землю, гробы с покойными, изготовленные из двух выдолбленных колод, крестьяне подвешивали на деревья.

Подобное явление можно объяснить нежеланием селян долбить примитивными орудиями труда мерзлую почву.

Когда же весной земля достаточно прогревалась, они снимали гробы с деревьев и закапывали в могилы.

Нечто подобное было отмечено и в селе Налитово Дубенского района Мордовии, а также у мокшан села Лебежайка Саратовской губернии. В последнем «зимних» покойников вообще не носили на кладбище, а зарывали по весне вместе с гробами под теми березами, на которых они висели зимой.

Однако есть упоминания очевидцев,что мертвые тела покоились на деревьях, помостах или в так называемых «домиках мертвых» до полного истлевания. Так, в деревнях Саратовской губернии,умерших зимой не хоронили в традиционные могилы, а относили на так называемую «гору плача», подвешивая там, на ветви деревьев.

У мокшан села Подгорное, Темниковского района Мордовии сохранилось предание о священных липах, росших в поле у большака, на которые в больших корзинах якобы некогда подвешивали древних стариков, которые никак не могли скончаться естественной смертью. Для помина предков к деревьям традиционно подъезжали свадебные поезда.

Погребальные липы росли вплоть до начала ХХ века.

Такие вот поразительные открытия, можно сделать совершенно не пускаясь в дальние путешествия — а лишь немного внимательнее присмотревшись к тому, что имеем у себя, буквально, за порогом. Так что осторожнее в лес за грибами ходите, дорогие читатели.

Комментарии закрыты.